Mесть. Печать Раннагарра Снежная Александра

Mесть. Проклятие дракона


Дилогия. Стоит ли прощать обидчика, когда благодаря ненависти к нему и желанию убить у тебя есть цель и смысл жизни? Нужно ли отвечать злом на зло, если только жажда возмездия способна заполнить пустоту внутри тебя? Что есть прощение - высшая милость или самая изощренная месть? И знает ли тот, кто переступает черту, что у сладкой мести всегда есть обратная, горькая сторона - уничтожая врага, ты уничтожаешь и свою душу тоже?

Mесть. Проклятие дракона


Книга первая



Просыпающийся город жил своей привычной жизнью. Базарная площадь Хелликии, как огромный гудящий пчелиный улей, медленно и неспешно заполнялась ежедневной суетой – гомоном спешащих по своим делам граждан, скрипом груженых товаром телег, криками горластых торговок, нетерпеливым ржанием лошадей и звоном ударяющегося о наковальню молота. Воздух заполнялся острыми и пряными запахами от разожженных костров, жарящегося на вертелах мяса, хмельной браги и свежевыпеченного хлеба.

- С дороги! Глаза разуй, рохля! - злой окрик заставил Ли отвлечься от созерцания того, как пышнотелая тетка поймала худющего ободранного пацаненка, пытавшегося украсть у нее с прилавка яблоко, и теперь что было силы тягала мальчишку за ухо, рискуя его и вовсе оторвать.

Оливия отскочила в сторону с проезжей части, выслушав в свой адрес еще парочку забористых ругательств от румяного и грузного дядьки, сидевшего на облучке огромной фуры, заполненной пузатыми дубовыми бочками с элем.

- Тетенька, отпустите, я больше не буду, - визжал парнишка, тщетно силясь выдернуть свое опухшее и покрасневшее ухо из пухлых цепких пальцев свирепой торговки.

- Вша мелкая, гнусь навозная! - вопила тетка. - Я тебе покажу, голодранец, как жрать мои яблоки. Сейчас сдам тебя Гончим, и пусть высекут тебя у ратуши, чтоб впредь неповадно было.

- Тетенька, не надо, я просто есть хотел. Пожалуйста! – лицо мальчишки некрасиво сморщилось, из широко распахнутых глаз брызнули слезы, прокладывая светлые дорожки по впалым и замурзанным щекам.

- Отпусти его, - понизив голос, Ли натянула капюшон пониже и сделала уверенный шаг навстречу разъяренной торговке.

Тетка замерла, окинув придирчивым взглядом невысокую худощавую фигуру Ли, одетую в новенькие коричневые замшевые брюки, такую же охотничью куртку и добротные сапоги из саррийской кожи.

- Тебе какое дело? – недовольно нахмурилась женщина, сдавив ухо пацана еще сильнее. – Или ты его сообщник? Развелось вас, ворья, как блох у собаки. Так я вас быстро на чистую воду выведу. Сейчас Гончих позову, пусть и тебе всыплют, - осмелев, разошлась торговка.

- Ты поосторожнее с обвинениями, - Ли положила руку на пристегнутый к широкому поясу кошель, туго набитый монетами, и женщина, шумно сглотнув, мгновенно растеряла весь свой боевой запал. – За клевету, насколько я знаю, тоже секут у ратуши. Зачем мучаешь мальчишку?

- Этого? – тетка снова резко дернула незадачливого воришку за оттопыренное ухо, и тот запричитал еще сильнее. – Это не мальчишка, а прожорливый маленький тролль, - тетка гневно потрясла в воздухе рукой с зажатым в ней надкушенным яблоком.

- Отпусти его, я заплачу, - Оливия вытянула из кошеля мелкую монету и подбросила ее в воздух. Торговка мгновенно выпустила жертву из рук и с ловкостью голодной дворняги поймала медный таллар на взлете. – Сдачи не надо, - хватая за шиворот пытающегося улизнуть пацана, пробасила Ли. – Дай ему еще одно яблоко.

Недовольно скривившись, толстуха взяла с прилавка целое яблоко и протянула недоверчиво уставившемуся на него парнишке.

– На, жри, зараза. И я твою наглую морду запомнила. Еще раз увижу возле себя, точно сдам Гончим, – потом перевела взгляд на Оливию. - А ты, мил-человек, кошель-то от него подальше держи, а то, гляди, как бы без денег по доброте своей душевной не остался.

- Разберемся, - буркнула Ли, оттаскивая от нее подальше свирепо вгрызающегося в яблоко мальчонку. – Зовут как? - спросила она, ныряя с горе-вором в толпу шляющихся по базару горожан.

- Лэйн, - чавкая и облизываясь, пискнул тот.

- Давно не ел, Лэйн? – поинтересовалась Ли, разглядывая его тощую угловатую фигуру.

- Три дня, - доедая огрызок, поведал Лэйн.

- Ты местный или пришел в город лучшей жизни искать? - Ли увидела прилавок со свежевыпеченной сдобой и потащила к нему облизывающего пальцы мальчишку.

- Местный, - Лэйн жадно втянул носом воздух и сглотнул слюну.

- Дайте две с мясом, - Ли вложила в ладонь девушки, продающей выпечку, пару монет, и та с улыбкой протянула не верящему такой удаче Лэйну две еще горячие румяные булки.

Мальчишка боязливо прижал их к впалой груди, а потом, словно опомнившись, нехотя вернул одну наблюдавшей за ним с легкой улыбкой Оливии.

- Это ваша, мастрим, - опустив голову, тяжко вздохнул Лэйн.

- Не надо. Они твои, - Ли рассмеялась, когда парнишка спрятал одну булку за пазуху, про запас, а другую стал быстро глотать, практически не пережевывая. - С чего ты решил, что я мастрим?

Лэйн, не раскрывая рта, кивнул головой на залтак - длинный зазубренный охотничий нож, торчащий из-под складок куртки Ли. Лэйн, может, и был маленьким, но он все же был мальчиком, а любому, даже самому сопливому пацан стыдно было не знать, что такие клинки делали из дашарской стали, и позволить их себе могли только мастримы - богатые вольные охотники.

- Вы, наверное, дичь на базар продавать привезли, - Лэйн покосился на увесистый кошелек Оливии.

- Догадливый, - хмыкнула она. – А ты почему не ел три дня, если ты местный? Или денег у твоей семьи совсем нет?

- Нет, - вдруг ощетинился мальчишка.

- Держи, - Ли вытащила из кошелька два золотых, протянув их мальчику. – Отдашь своей маме.

- Нет у меня мамы. И семьи у меня нет, - зло буркнул Лэйн и, развернувшись, пошагал прочь.

- Эй, подожди! – Ли догнала пацана в два шага и схватила за руку. – Прости…

Лэйн резко дернулся, потом, крутанувшись, толкнул со всех своих тщедушных силенок Ли в грудь, пытаясь избавиться от назойливого незнакомца, да так и замер с раскрытым ртом, когда капюшон, скрывавший лицо, упал с ее головы.

- Вы женщина!? – Лэйн протер грязными кулаками глаза, все еще не веря очевидному. – Женщина-мастрим?!

- Прости, я не хотела тебя обидеть, - Оливия протянула парнишке руку. – Я Ли. Я действительно мастрим, и если тебе от этого станет легче, то у меня тоже нет семьи.

- Правда? – паренек робко вложил в раскрытую ладонь охотницы свою костлявую пятерню.

- Правда, - улыбнулась девушка. – И давно ты беспризорничаешь?

- Мамка весной померла, с тех пор я и… - Лэйн громко шморгнул носом, а затем вытер его засаленным рукавом.

- А отец?

- Отец давно скончался. Я маленьким был.

- А почему тебя в приют не забрали? - Ли знала, что сирот забирают воспитанниками в детские дома при монастырях, сама провела в таком большую часть своей жизни.

- Забрали, - недовольно потянул Лэйн. – Сбежал я оттуда.

- Почему? – Ли удивилась. Пусть в монастырях и была строгая дисциплина, и кормили там скудно, но сытно, но это все же было лучше, чем скитаться по улицам вечно голодным и грязным.

- Били там очень больно, - пожаловался мальчишка. – И чуть что - в холодник сажали, а потом есть два дня не давали. Так какая разница, где ходить голодным? Тут хоть не лупит никто, ну, разве что за дело, - Лэйн осторожно потер свое красное и теперь сильно торчащее в сторону ухо.

- Слушай, раз ты местный, ты, случайно, ни у кого здесь не видел такого знака? - Ли присела на корточки и, вытянув из рукава тонкий и острый, как игла, сай, стала рисовать им на земле расправившего крылья орла с семью головами.

- Видел, - мальчишка присел рядом и зачарованно уставился на отливающий в лучах солнца серебром сай. – Дашь подержать?

- На, - не задумываясь, протянула ему клинок Оливия. – Где видел?

- Ух, какой! - восторженно стал вертеть оружие в руках Лэйн, мгновенно потеряв интерес к его хозяйке.

- Где ты его видел? – Ли со всей силы тряхнула мальчишку и резко крикнула: – Где ты его видел?!

Сай выпал из рук растерявшегося паренька и символично воткнулся прямо в грудь нарисованной на земле птицы.

- Это знак одного высокородного оллинга, - испуганно выдохнул мальчишка, затравленно уставившись в перекошенное от ярости лицо девушки.

Паренек не понял, чем он мог так разозлить мастрим. Минуту назад она была так добра к нему, что даже дала подержать сай, а еще раньше спасла от палок Гончих и накормила. Лэйн недоумевал, что могло с ней произойти за тот короткий миг, пока он держал в руках ее нож.

- Ты знаешь, где его найти? – спросила девушка, все еще жестко сжимая Лэйна за плечи, и он поразился, сколько, оказывается, силы в руках такой худенькой и хрупкой на вид охотницы.

- К-кого, – Лэйн теперь уже был не уверен в доброте мастрим, сейчас она была похожа на тех служительниц Всевидящего, что так больно били его в приюте по рукам розгами, когда он пытался взять со стола лишний кусок хлеба.

- Оллинга! Того, который носит этот знак, - Ли указала взглядом на нарисованного орла, потом, заметив, что мальчишка стал трястись от страха, ослабила хватку и, резко прижав парня к себе, как-то рвано выдохнула в его макушку: – Прости, прости меня, я не хотела тебя напугать. Мне просто очень нужно найти этого человека.

Лэйн недоуменно затих, опасаясь пошевелиться, и напряженно думал, что скажи он мальчишкам из уличной шайки, что его обнимала такая красивая девушка, то, пожалуй, никто и не поверит. И все же она была странной - вроде одета действительно как мастрим, и хватка у нее такая, что сам крепыш Джаг позавидовал бы, но слишком уж утонченные и правильные у нее были черты лица, таких не бывает у безродных, и так гордо и прямо держат спину только благородные шейны.

- Я не знаю, где его найти, я и видел-то его всего несколько раз, - Лэйн смущенно потупился, когда девушка, выпустив его из цепкого захвата, вдруг ласково, как это делала только мама, взъерошила его лохматые темные вихры.

- А где ты его видел? – очень осторожно и мягко, чтобы снова не напугать парнишку, спросила Ли, поднимая с земли сай и пряча его в рукав.

- Возле Храма Огня.

- Храма Огня? – Оливия вот уже третий год колесила с Джеддом по империи Аххад, и в объединенных царем Магридом Великим землях она встречала разные культы, но про Храм Огня слышала впервые. – Где это?

Лэйн махнул рукой, неопределенно указывая направление куда-то вдаль за своей спиной.

– Там, в Голове Дракона.

- Где?! – изумленно распахнула глаза Ли. Драконы вымерли несколько тысяч лет назад и теперь о них ходили только легенды.

- Пойдем покажу, отсюда не видно, - Лэйн схватил Оливию за руку и быстро потащил вверх по улице.

Спустя несколько минут они достигли наивысшей точки города, и Лэйн, одернув Ли, разглядывавшую высокое здание ратуши, видневшиеся за разномастными крышами городских построек, затащил ее в узкий глухой проулок между двумя жилыми домами.

- Сможешь подняться по ним наверх? – мальчишка взялся рукой за один из металлических стержней, вбитых на разных уровнях в глухую каменную стену.

Ли усмехнулась, вспомнив, сколько раз падала с отвесной стены, по которой ее заставлял лазить Джедд. В отличие от этой, там вместо кольев были только узкие выщербленные отверстия и небольшие выступающие камни. Первое время Ли выламывала ногти с мясом, а пальцы и ладони после тренировок походили на кровавое месиво, но у девушки была цель, и она никогда не жаловалась на боль, лишь с силой сжимала зубы и после падения упрямо карабкалась наверх снова.

- Уйди в сторону, - Оливия снисходительно фыркнула, направившись к противоположной стене проулка. Разбежавшись, она легко подпрыгнула, ухватившись правой рукой за торчащий где-то на середине стены штырь. Подтянувшись, Ли гибко качнула свое тело и, резко оттолкнувшись, перелетела на полэрта вверх, вцепившись левой рукой во вбитый там колышек.

Лэйн, раскрыв рот, наблюдал за порхающей по стене, как белка-летяга, девушкой. Она резко крутанулась и, совершив в воздухе немыслимый пируэт, уверенно, словно кошка, приземлилась на ноги на крыше дома.

- Помочь? – поставив руки в боки, насмешливо поинтересовалась она, глядя на Лэйна, неуклюже ползущего по стенке. Мальчишка был похож на маленького краба и так забавно кряхтел, что Ли сжалилась над ним и, как только он поднялся достаточно высоко, ухватила его за шкирку и подтянула к себе.

- Здорово ты умеешь по стенам прыгать, - завистливо выдохнул Лэйн. – А все мастримы так могут?

- Так что ты мне тут показать хотел? – Ли зорко вглядывалась вдаль и ничего кроме города и простирающегося за ним леса не видела.

- Не туда смотришь, - Лэйн резко развернул девушку, и она, гулко сглотнув, застыла подобно той самой горе, на которую сейчас смотрела. Там, вдали, за пестрой полосой улиц и домов, простиралась широкая, мощеная рыжим камнем дорога. Извиваясь, она упиралась в подножие горы, похожей на огромного каменного дракона, сложившего крылья и опустившего на землю голову с раззявленной пастью. Казалось, вот-вот дрогнет усеянная острыми шипами спина, когтистые лапы вспашут землю глубокими бороздами и из раскрытой пасти вырвется струя ревущего пламени.

- Сожри меня волосатый гоблин! – ошеломленно протянула Оливия. – Это что вообще такое?

- Это и есть Храм Огня! Во-он там, прямо во рту дракона, - Лэйн довольно улыбнулся, представляя, как похвастается перед мальчишками новым услышанным ругательством. Звучало просто волшебно – волосатый гоблин! Теперь даже Цанег, знавший самые забористые словечки местных грузчиков и завсегдатаев трактиров, будет ему завидовать.

- Выглядит как настоящий, - Оливия завороженно разглядывала мельчайшие детали каменного существа. – Невероятно!

- Так он и есть настоящий, - почесал макушку Лэйн, не понимая, как охотница может не знать древнюю легенду. – Говорят, что дракон хотел уничтожить Хелликию, и ее жители, чтобы задобрить монстра, отдавали ему каждый год по прекрасной деве. Однажды участь быть сожранной чудищем выпала дочери местного доджа - главы города. А у него был редкий магический артефакт, который переходил из поколения в поколение членам его семьи и свято хранился за семью печатями и замками. Так вот, додж нашел Великого Мерлина и пообещал ему, что подарит артефакт, если тот спасет его дочь. Мерлин вышел на бой с драконом и превратил его в камень. Дракон умер, а волшебный огонь внутри него остался. С тех пор люди и приходят туда как в храм, чтобы прикоснутся к святыне. А еще, бают, что дракон проклял Великого Мерлина, и теперь его потомки могут выбрать себе пару только с помощью его огня.

- Как это - с помощью огня? – удивилась Оливия.

- Так один Всевидящий и знает, - хмыкнул мальчишка. – Никто и никогда не видел потомков Мерлина.

- А что здесь делал тот оллинг, со знаком семиглавого орла? – Оливия уселась на край крыши и свесила вниз ноги, любуясь удивительной горой. Застывших в камне драконов она видела впервые. Если, конечно, это действительно когда-то был дракон, а не сотворенная человеческими руками подделка.

- Не знаю, - Лэйн присел рядом и, покосившись на Ли, в точности повторил позу понравившейся ему мастрим. – Он когда в храм заходит, туда больше никого не пускают.

- И часто он здесь появляется? - Ли напустила на себя нарочито безразличный вид, чтобы мальчишка не понял, как она нервничает на самом деле. Три долгих года она тщетно повсюду искала эту мразь, и вот теперь такая удача! Рука непроизвольно дернулась, сбрасывая в ладонь сай, и почувствовав кожей холод смертоносного метала, Оливия вновь успокоилась и обрела утерянную уверенность в себе.

- Раньше не часто, - Лэйн вытянул из-за пазухи булку. Сдоба немного раздавилась, пока он карабкался по стене, и теперь так умопомрачительно пахла, что у парнишки слюни текли чуть ли не по подбородку. Пару секунд мысленно посокрушавшись, что булка последняя, Лэйн, тяжело вздохнув, ожесточенно принялся ее жевать.

Ли подождала, пока мальчишка доест, и пристально уставилась на него испытующим взглядом.

- А теперь? Как часто он бывает в храме теперь?

- Раз в месяц точно, - поведал Лэйн. – Он когда приезжает, то его стража всем бедным и блаженным милостыню раздает. А еще я, когда в приюте был, так на мешках с продуктами, которые туда привозили, тоже знак орла видел. Только нам эти продукты никогда не доставались. Сестры их в кладовых запирали, а потом сами и ели.

Ли задумчиво нахмурилась.

– Значит, сирых и убогих жалеет? Благодетель хренов, - зло выплюнула она, и Лэйн поежился от того, какими стеклянно-холодными стали ее красивые голубые глаза. – А в этом месяце он уже приезжал?

- Да нет пока.

- Слушай, хочешь заработать? – Ли полезла в кошель и вытянула оттуда золотую монету. – Если разузнаешь, когда оллинг в следующий раз появится в храме, дам еще одну.

Лэйн зачарованно распахнул глаза, пялясь на целое состояние, лежащее на хрупкой ладони охотницы. Да за два золотых он почти год мог жить припеваючии, даже ломоть жареного мяса себе раз в неделю покупать. Только ведь если крепыш Джаг увидит у него деньги, то сразу отберет. Хотя… Если попросить мастрим выдать ему ту же сумму мелкими монетами, можно немного дать шайке, а остальные закопать на городской свалке у помойной ямы - там так воняет, что никто и не додумается полезть искать.

- А вы не могли бы мне дать один золотой мелкими монетами? Я хочу попросить местных беспризорников помочь, а они за так ничего делать не станут, - Лэйн затаил дыхание и умолял Всевидящего, чтобы красивая мастрим согласилась. Если дело выгорит, то целый год он сможет жить, забыв о голоде.

- А ты смышленый, - Ли спрятала золотой и, отсчитав горку серебренников, всыпала их в худенькие детские ладошки. – Я приду завтра. Сможете к утру что-то выяснить?

Лэйн утвердительно кивнул, не отводя взгляда от отливающих на солнце монет, приятно тяжеливших его ладони. Столько денег он за всю свою жизнь в руках не держал. Да за два серебряных Джаг заставит всю местную шпану город вверх дном перевернуть. Опомнившись, мальчишка оторвал от своей видавшей виды замызганной рубахи лоскут и, сложив в него весь свой скарб, завязал узелком. Выудив из широкого кармана длинную бечевку, которой он по ночам привязывал себя к дереву, чтобы не упасть, Лэйн затянул ее хитрым узлом вокруг узелка и повесил на шею.

- Встретимся здесь завтра в полдень, - Лэйн знал, что Джаг обязательно направит кого- нибудь за ним следить, поэтому придется петлять по городу, чтобы оторваться, а потом по крышам, никем не замеченным, можно будет добраться до мастрим.

- Хорошо, - Ли поднялась и, оглядевшись по сторонам, закрыла глаза, отпечатав в своей памяти план города, как нарисованную картинку. Этому ее научил Джедд. Профессиональный прием охотников всегда помогал ей быстро найти нужную дорогу в любой малознакомой местности. – До завтра.

Разбежавшись, Ли на глазах у опешившего мальчишки прыгнула с крыши и, совершив в воздухе двойное сальто, твердо встала на ноги. Одернув куртку, девушка натянула на голову капюшон и неторопливо пошагала в сторону базара, а Лэйн, проводив ее долгим завистливым взглядом, подумал, что если б знал, что она такая ловкая, лучше бы провел ее по крышам. К дому лекаря всегда была приставлена лестница - почтенный магистр держал на крыше голубятню, и если бы Лэйн повел охотницу той дорогой, то не пришлось бы позориться и ползти по стене, как недобитый паук. Любовно пощупав рукой узелок с монетами за пазухой, Лэйн улыбнулся – что ни говори, а день у него сегодня на редкость удачный, несмотря на то, что торговка чуть не оторвала ему одно ухо. Но если благодаря этому удалось так хорошо заработать, да еще и наесться досыта, то Лэйн готов был пожертвовать и вторым.

Весело насвистывая, мальчишка отправился в сторону свалки, намереваясь надежно спрятать там свое сокровище, а потом сообщить шайке таких же, как и он, бродяг, что у них на сегодня есть хорошая работа.

****

Ли дошла до базара и, свернув в мясные ряды, остановилась у лавки большого Фалька, которому она утром сдала кабана и оленину. Хозяин радостно вышел ей навстречу и предложил зайти поесть.

- Жена только похлебку из потрохов сварила. Заходи, мил-человек, гостем будешь.

- Прости, я спешу – Оливия отвязала коня, оставленного у мясника, и хотела дать ему монету за то, что лошадь вычистили и накормили.

- Что ты, не надо, - Фальк добродушно сжал ладонь Оливии. – Товар у тебя добрый. Шкура не попорченная. Я за нее хороших денег выручу. Никогда не видел, чтобы оленя с одного выстрела стрелой в глаз били.

- Привычка, – пожала плечами Ли. Кроме мяса, они с Джеддом промышляли еще и пушниной, а лисе, белке или соболю если в глаз не попадешь – считай, шкура испорчена. И денег за нее больших никто не даст.

- Ты, если в наших краях будешь, сдавай всю дичь мне. Я тебя не обижу – выгодно заплачу, - Фальк протянул Оливии сверток из промасленной бумаги. – Это жена копченой телятины тебе на дорогу, мастрим, передала. Не побрезгуй.

- Спасибо! – Ли спрятала мясо в седельную сумку и, дернув поводья, двинулась в путь. – Я здесь еще несколько дней буду, – обернулась она у ворот. – Завтра с утра зайчатины привезу. Возьмешь?

- Возьму, - Фальк расплылся в радостной улыбке. Из хороших заячьих шкур можно было пошить на зиму шапки всей семье, да еще и продать излишек. А в том, что у этого мастрима шкуры будут самого лучшего качества, мясник даже не сомневался.

Оливия выехала за город и пустила коня галопом. До деревни, где они с Джеддом остановились, было миль десять, и девушка хотела быстрее добраться до постоялого двора, пока ее напарник не накачался элем до поросячьего визга и не уснул на столе. Джедд был высоким, широкоплечим и мощным мужчиной, поэтому Ли едва не срывала спину и руки, пока дотаскивала его тяжелую бессознательную тушу до кровати. А ей ведь еще на ночь силки нужно будет на зайцев расставить.

Когда Оливия вошла в харчевню, Джедд уже был навеселе и беззастенчиво тискал весело визжащую у него на коленях румяную девицу.

- Отпусти ее, - недовольно буркнула Ли.

- Еще чего, - Джедд сжал своей лапищей объемистый зад подавальщицы и, игриво рыча, укусил ее за пышную грудь.

- Поговорить надо, - Оливия жестом указала крестьянке, чтобы та шла прочь. Девушка получила от Джедда увесистый шлепок по филейной части и, оправив задравшиеся юбки, ретировалась на кухню.

- Ты когда-нибудь перестанешь себя вести, как озабоченная скотина? – брезгливо скривилась охотница, заметив, что у мужчины приспущены штаны и спереди вздувается приличный бугор.

- Почему это я скотина? – развязно ухмыльнулся Джедд. – Вы, бабы, ведь только и ждете, чтоб вам ноги раздвинули да по скамейке разложили, - охотник совершил неоднозначное движение бедрами и тут же замер, мгновенно протрезвев, потому что между его ног, аккурат в дюйме от сокровенного места, в скамью воткнулся выброшенный Оливией сай.

- Вильга, похлебку и жаркое принеси, - громко крикнула Ли, усаживаясь за стол напротив Джедда.

- Прости, - охотник тяжело вздохнул, взъерошив свои кудрявые рыжие космы. – Ты не такая, я знаю.

- Пить надо меньше, - Ли зачерпнула ложкой густую деревенскую грибницу, которую перед ней услужливо поставила хозяйка харчевни и, хлебнув ароматной юшки, зло уставилась в тарелку.

- Ну, не сердись на меня, детка, - Джедд ласково коснулся коротких, цвета спелых колосьев пшеницы, волос девушки. – Я не со зла.

- Ты же знаешь… - Ли вскинула голову, прожигая напарника ледяной синевой своих глаз.

– Все, хорошо, я больше так никогда не буду. Обещаю. И с элем завязываю.

- Ты только обещаешь, - грустно вздохнула Ли.

- Ты дичь продала?

- Да, - Оливия отстегнула с пояса кошель и бросила на стол.

- Ну, вот и славно, малышка. Завтра отправимся на север, к зиме набьем пушнины и устроим себе месяц отдыха, - охотник щелкнул пальцами и попросил похлебки и для себя.

- Я хотела поговорить с тобой об этом, - Ли опустила глаза в тарелку, чтобы Джедд не понял, что она врет. – Нам придется задержаться здесь на несколько дней.

- Зачем? – Джедд перестал жевать и недоуменно уставился на Оливию.

- Нам сделали заказ на зайцев и на оленину, обещают хорошо заплатить.

- Ну, хорошо, пойдем вечером силки расставим, а поутру и оленя забьем, - согласился Джедд.

- Олень нужен на послезавтра, - Ли продолжала смотреть в тарелку, так, словно она была очень увлечена едой.

- Что-то ты темнишь, девочка, - Джедд коснулся пальцами подбородка Оливии и, приподняв лицо, испытывающее посмотрел в ее глаза.

- Ничего не темню, - вывернулась она из его захвата, продолжив трапезу.

– У местного оллинга свадьба послезавтра, нужна свежина на пир.
Джедд, облегченно вздохнув, опять взялся за ложку.

– Ну, свежина так свежина. Ладно. А то я уж было подумал…

- Что ты подумал? - изобразив искреннее удивление, поинтересовалась Ли.

- Да ничего, - отмахнулся от нее Джедд. – Ешь. И вправду пить надо меньше, а то лезет в голову ересь всякая.

****

Утром Оливия с Джеддом прошлись по расставленным с вечера ловушкам и отобрали десяток жирных пушистых зайцев. Мелочь и зайчих Оливия всегда отпускала. Мелочь - потому что от нее толку никакого не было, а зайчих - чисто из чувства женской солидарности, за что друг вечно ворчал на нее.

- Ты не иначе как на зайцах за весь мужской род отыгрываешься?

- А вы не больно-то от них и отличаетесь, - туго завязывая мешок бечевкой, хмыкнула Оливия. - Сделал дело и в кусты. А зайчиха, она и своего, и чужого ребенка накормит.

- Ты мне тоже чужая, - обиделся Джедд. – Но забочусь я о тебе, как о родной.

- Поэтому напиваешься регулярно в хлам и заставляешь меня таскать тебя на своем горбу.

- Я же сказал – завязал! – охотник понуро опустил голову и, забросив мешок с зайцами себе за спину, грустно поплелся за Ли следом.

- Ты прости меня, - Оливия остановилась и, развернувшись, уткнулась носом в широкую грудь Джедда. – Ты не думай… Я помню: всем, что я знаю и умею, я обязана тебе. И жизнью тоже обязана… Не подбери ты меня тогда…

- Ну-ну, будет, Ли, - мужчина обхватил девушку свободной рукой и ласково погладил по спине. – Что с тобой сегодня такое? Нашла о чем вспоминать.

- Я никогда и не забывала, - пылающий яростью взгляд Оливии столкнулся с ошеломленным Джедда.

- Детка, ты плохо меня слушала? - охотник захватил в ладонь лицо девушки и осторожно поцеловал ее в лоб. – Выбрось из своей хорошенькой головки весь мусор и живи дальше. Живи, не оглядываясь назад. И тогда у тебя будет шанс стать счастливой. Хочешь, я зайцев в город сам отвезу, а ты отдохни?

- Я не устала, - Ли натянула на лицо улыбку и отстранилась от Джедда. – К тому же ты не знаешь заказчика. Кому ты повезешь продавать дичь?

-Тогда давай поедем вместе.

Ли растерялась. Она не знала, что придумать, чтобы отговорить Джедда ехать с ней, и теперь ругала себя за минутную слабость. Нельзя давать волю эмоциям. Нельзя! Скоро она избавится от аххадийской мрази и тогда сможет вздохнуть спокойно.

- Не надо, ты лучше хозяйке помоги дров нарубить, - Ли весело подмигнула другу. – А то через два дня уедем отсюда, и кто знает, когда ты в следующий раз себе веселую вдовушку найдешь.

- Да ну их всех, - почесал рыжую макушку Джедд. – А дров Вильге правда надо нарубить. Обещал ведь.

- Вот-вот! А Джедд Хэмминг всегда держит свое слово, - Оливия задорно толкнула задравшего нос охотника в плечо, и они, смеясь, пошагали в деревню.

Утро выдалось ясным и солнечным, и Оливия добралась до Хелликии довольно быстро и без всяких приключений. Сдав Фальку зайцев, она прямым ходом направилась в противоположную сторону от города – туда, где находилась дорога, ведущая к Храму Огня. Когда Оливия смотрела на дракона с высоты, он выглядел завораживающе, теперь же, по мере приближения, ощущения он вызывал немного жутковатые. Казалось, что ты медленно и верно идешь на заклание монстру, раззявившему свою громадную пасть и грозящему вот-вот сомкнуть свои жуткие челюсти, чтобы проткнуть тебя острыми, как сабли, зубами. Дорога заканчивалась просторной круглой площадью, за которой начиналась длинная гранитная лестница, ведущая в самое нутро каменного дракона.

Ли, натянув пониже на нос капюшон, не спеша поднималась по ступеням в Храм Огня, затерявшись в толпе таких же на вид простых, как и она, граждан, желающих прикоснуться рукой к вечной святыне. И только Всевидящий знал, что мотивы ее не столь чисты и просты, как кажется на первый взгляд. Охотница пришла не для того, чтобы полюбоваться на красоту храма или воочию увидеть загадочный драконий огонь. Оливию интересовало, как храм устроен внутри и есть ли в нем укромные места, где можно будет спрятаться, оставаясь незаметной для всех.

Девушка прошла внутрь между двух колонн–клыков и с удивлением заметила, что выглядят они действительно как настоящие. Люди останавливались на входе и, почтительно касаясь правой рукой пола, чинно шли дальше - вглубь пасти. Не желая выделяться на их фоне, Ли наклонилась, и в глаза бросились странные прожилки, бугорки и длинный желоб, ускользающий куда-то в рассеянную темноту храма. Девушка огляделась по сторонам, а когда взгляд выловил полную картину, замерла в нерешительности, не зная, что ей делать - идти дальше или бежать без оглядки.

После яркого света глаза наконец привыкли к полумраку, и Оливия стала улавливать нюансы. Смертному было не под силу создать такое - она действительно находилась в пасти окаменевшего монстра: с полом-языком, сводом–нёбом, колоннами–зубами и стенами–щеками. Там, где у дракона было горло, откуда-то изнутри прорывалось яркое красное свечение, словно где-то в утробе умершего существа бушевала огненная лава, грозящая вырваться наружу и смыть яростной волной все живое. Миндалины и язычок тлели жаркими всполохами, как брошенные в раскаленное горнило угли.

Желание двинуться навстречу колдовскому огню вдруг стало непреодолимым – он манил, звал, будоражил. Ли смотрела на алые отсветы, играющие в глубине, и, казалось, кожей чувствовала идущее от них тепло. Охотница сделала несмелый шаг, потом еще один, и еще … рука потянулась вперед и… внезапно случилось что-то невероятное – из каменной утробы вырвалась огненная волна, лизнув Оливию жарким языком пламени. Рядом кто-то истошно завизжал, вспыхнула чья-то одежда, началась паника, люди в ужасе стали бежать, покидая храм, а Ли не смогла сдвинуться с места, заворожено наблюдая за танцующими вокруг неё лепестками огня – они ласкали ее тело, словно нежные руки любовника, ластились у ног, как большая урчащая кошка, трогали лицо, целовали губы, гладили волосы. Огонь струился по ее телу, не причиняя вреда и не обжигая – он дарил тепло, радость и покой. Охотница поднесла к лицу ладони и резко вскрикнула, когда их стали расчерчивать оранжевые огненные дорожки.

Пламя погасло мгновенно - словно и не было. Оливия испуганно попятилась, а когда услышала за своей спиной крики и громкий топот, быстро метнулась в сторону и, проскользнув в щель между ближайших каменных зубов, присела на корточки, надеясь, что ее не заметят. Каменная пасть стремительно стала заполняться людьми.

… - И где огонь?

… - Ты что-то видишь?

… - Может, им показалось с перепугу?

… - Ты разве не заметил, что на людях горела одежда?

… - Ничего не понимаю…

… - Странно это все. Надо будет немедленно сообщить дель Орэну

Ли осторожно выглянула в щель и обнаружила группу мужчин, одетых в черные кожаные одежды. Вопли горожан заставили отряд Гончих прибежать в Храм Огня, и теперь они недоуменно оглядывались по сторонам, выискивая хоть какие-нибудь следы того пожара, о котором им поведали перепуганные граждане.

- Пошли к герцогу гонца, - произнес один из Гончих. Судя по нашивкам и отличительным знакам, он был начальником городской стражи.

- А смысл? - ответил ему худощавый светловолосый мужчина. – Додж говорил, что дель Орэн должен приехать завтра, а это значит, он уже в пути. Посланец разминётся с ним в любом случае.

- Ладно, расскажем ему по приезду, - капитан Гончих повернулся к своим подчиненным. – Что-нибудь нашли?

Стражники, заглядывающие в глотку дракона, слаженно замахали головами и растеряно развели руками, демонстрируя всем видом, что ничего странного не обнаружили.

- Драконье дерьмо, - выругался капитан. – Пойдем успокаивать людей.

- И что ты им скажешь? – поинтересовался светловолосый.

- Скажу, что смотритель оставил на полу масляную лампу, а кто-то из прихожан толкнул ее ногой и произошло самовозгорание.

Капитан махнул рукой, и отряд Гончих неспешно следом за ним покинул Храм Огня. Ли облегченно вздохнула, прислонилась спиной к колонне, откинув назад голову.

- Что это было? - одними губами проговорила Оливия. Охотница повертела руками, пытаясь найти на них следы ожогов. Ничего не было. Абсолютно. Но ощущения от соприкосновения с драконьим огнем остались, и Ли напряженно и мучительно думала, почему именно ей он не причинил никакого вреда, ведь она отчетливо видела, как взбесившееся пламя подожгло одежду стоящих с ней рядом людей. В конце концов решив, что это не то, о чем она сейчас должна думать, охотница вскочила с места и стала осматривать помещение, пока в него не вернулись напуганные происшествием хелликийцы.

Обследовав пространство за колоннами- зубами вдоль стены, Ли обнаружила широкую щель на уровне своей головы. Зацепившись за выступающий край камня руками, она подтянулась и легко запрыгнула внутрь. Места в образовавшейся от трещины нише было немного, но достаточно для того, чтобы Оливия спокойно могла переждать в ней до появления того, кого так долго и тщетно искала долгих три года.

Охотница дождалась, пока храм снова не стал заполняться оживленной толпой, а затем, незаметно выскользнув из-за колонны, смешалась с пестрым скопищем горожан. Простояв еще несколько минут, Ли внимательно изучила все возможные для себя варианты отступления и, воодушевленная скорой развязкой всех своих проблем, резко развернувшись, пошла прочь из храма.

****

Лэйн все утро бесцельно слонялся по городу, создавая видимость, что усиленно ищет какую- нибудь скорую работенку или приезжую раззяву, у которой запросто можно стянуть из корзины пару яиц, хлеба или фруктов. Кошельки Лэйн не воровал принципиально. Слишком мало он пробыл на улице, чтобы успеть забыть о вколачиваемых матерью с детства правилах, что воровство - это страшный грех, за который Всевидящий покарает быстро и жестоко, и слишком хорошо мальчишка помнил, каким тяжким трудом матери доставались жалкие гроши, что ей платили за стирку белья зажиточные горожане.

Лэйн резко свернул в проулок почтенного аптекаря Орвеса, и следующим за ним повсюду шпионам Джага пришлось затаиться за углом, чтобы остаться незамеченными. Мальчишка дернул на себя тяжелую дубовую дверь, потревожив медный колокольчик. Пустое помещение аптеки огласилось мелодичным звоном, и тепло улыбающийся мастер Орвес вышел из-за прилавка навстречу мнущемуся у порога парнишке.

- Ты что-то хотел, Лэйни? - аптекарь по-добромупотрепал Лэйна по затылоку. Дулкан Орвес всегда жалел мальчишку и старался по возможности помочь. Когда заболела его мать и денег на лекарства у семьи совсем не стало, Дулкан давал их бедной женщине бесплатно. К сожалению, болезнь Ханты быстро прогрессировала, и к весне лучшая прачка города тихо и незаметно отошла в мир заблудших душ.

- Может, вам мусор выбросить надо? - Лэйн застенчиво поскреб дырявым ботинком невидимую грязь на полу.

- Да. Как хорошо, что ты зашел, я как раз подумывал об этом, - Дулкан вытянул из кармана мелкую монетку, радуясь тому, что мальчишка не воровал, а честно пытался заработать себе на хлеб. - Заберешь мешок на заднем дворе.
Лэйн, довольно сверкнув глазами, забрал таллар и юркнул к черному ходу. Подхватив мешок с мусором, довольный тем, что наконец-то удалось отвязаться от преследователей, он быстро помчался на свалку. Проверив свой нехитрый скарб, мальчишка присыпал тайник битым стеклом и окольными путями направился на встречу с красивой мастрим. Настроение у него было чудеснейшее - во-первых, удалось провести за нос крепыша Джага и всего за два серебряных раздобыть для охотницы нужную информацию, за которую он получит еще один золотой, а во- вторых, на монетку мастера Орвеса он сейчас пойдет и купит себе сахарный пряник. Лэйн забыл, когда последний раз ел сладости. Даже при живой матушке его ими баловали крайне редко.

Мальчишка сидел на крыше и, слизывая с пальцев сахарные крупинки, любовался горой-драконом, когда из Храма Огня стали выбегать люди в горящих одеждах. От нетерпения Лэйн даже вскочил на ноги, жалея, что не может сейчас побежать к храму и из первых уст узнать, что же там произошло и зачем туда сбежалось столько Гончих.

Время шло. Возле храма собиралось все больше народу, а оттуда никто не выходил. Наконец городские стражи вышли на улицу, и их тут же окружила оживленная размахивающая руками толпа. Ах, как же хотелось мальчику слышать, о чем сейчас говорит капитан Дрокк, но, к великому сожалению, уйти, не дождавшись мастрим, Лэйн не мог. Пустыми сплетнями сыт не будешь, а вот золотой, который ему пообещали, будет кормить и согревать целую зиму. Правда, солнце уже поднялось в зенит, а охотница все не шла, заставляя парнишку нервничать, что, возможно, она передумала.

Внезапно зоркий мальчишеский глаз выловил знакомую фигуру, одетую в охотничий костюм, выходящую из Храма Огня. Лейн не мог спутать ее ни с кем другим, уж очень запоминающейся была у мастрим осанка и походка. Что она делала в храме? И почему он не заметил ее раньше, среди толпящихся на площади у входа граждан? Наблюдая за девушкой, Лэйн пришел к выводу, что ведет она себя довольно странно. Охотница низко натянула капюшон, опустила голову и шла так, будто пыталась сделаться незаметной для окружающих.

Мальчик вдруг задался вопросом, а зачем этой мастрим мог понадобиться благородный оллинг? А что, если она задумала что-то дурное, а он окажется соучастником? Сомнения терзали его недолго - стоило вспомнить тяжесть холодных монет в своих ладонях и сияющий на солнце золотой, как Лэйн решил, что у такой красивой и щедрой девушки не может быть плохих мыслей. А когда запрыгнувшая на крышу мастрим достала ему из кармана карамельную фигурку на палочке, мальчик и вовсе вознес ее в ранг самых лучших и добрых людей, что он знавал за всю свою недолгую жизнь.

- Прости, что опоздала, - Ли села на нагретую солнцем черепицу, подтянула к груди колени и, обняв их руками, задумчиво уставилась на гору-дракона. - А ты часто бывал в Храме Огня? - вдруг спросила она у Лэйна.

Мальчик придвинулся к ней поближе, а затем, лизнув карамель, согласно кивнул.

- А ты зачем в храм ходила?

Ли напряглась и удивленно вскинула бровь.

- А с чего ты решил, что я там была?

- Так я видел, как ты спускалась по ступенькам, - не задумываясь, выпалил Лэйн. - Слушай, а что там случилось? Почему у людей одежда горела?

- Да лампу смотритель на полу оставил, - безразлично бросила Ли. - А кто-то ее случайно ногой толкнул, вот и случился пожар.

- А- а- а, - разочарованно потянул Лэйн. - А я уж было подумал, дракон оживать начал.

Ли, округлив глаза, посмотрела на мальчишку.

- Что значит, оживать?

- Ну, говорят, когда разрушится проклятье, наложенное на Мерлина, дракон оживет.

- Ерунда какая-то, - фыркнула Ли, пристально разглядывая гору. А поскольку никаких изменений не увидела, раздраженно добавила. - Бред.

- Вот и я говорю - ерунда, - согласно кивнул мальчишка. - Разве могут оживать тысячелетние камни?

Ли сжала ладонь в кулак, потом, разжав, посмотрела на нее, воскрешая в памяти дорожки огня, бегущие по коже.

– Камни, может, и нет, - задумчиво потянула она. - А заколдованные драконы... - девушка нахмурилась: то, что с ней случилось в храме, наталкивало на странные мысли. Эта гора или храм, как бы местные жители ее ни называли, на самом деле когда-то была драконом - огромным, живым драконом. И его пламя почему-то на нее отреагировало. Это пугало ее. Пугало и ужасно не нравилось. - Тебе удалось что-то узнать? - переключилась она на Лэйна.

- Конечно, мастрим, - мальчишка довольно улыбнулся. - Оллинг со знаком орла приедет в Хелликию завтра. Конопатый Грэг слышал, как додж говорил капралу Айку, что герцог приедет к полудню.

- Герцог? - Ли вспомнила разговор королевских Гончих в храме и поняла, что они говорили именно о той мрази, что она искала. - Так, значит, он герцог, - охотница зло усмехнулась. Ну надо же - герцог! Один из пяти племенных, с Темных времен подчинявшихся только Магриду Великому. Плевать. Даже если он следующий претендент на престол, это ее не остановит. - А ты уверен, что герцог, о котором ты говоришь, и тот оллинг, о котором я спрашивала, это один и тот же человек?

- Других здесь никогда и не было, мастрим, - растерянно пробормотал Лэйн. Мальчишка испугался, что охотница не поверила его словам и сейчас не даст обещанный золотой. - И у него знак орла, как вы рисовали. А еще я сам слышал, как додж обращался к нему, называя герцогом.

- Так ты его видел вблизи? - встрепенулась Ли. - Можешь описать?

- Высокий. Сильный. Волосы темные, короткие, - Лэйн мучительно вспоминал в подробностях, как же выглядит оллинг, чтобы мастрим поняла, что он говорит правду. - И глаза у него зеленые-зеленые, как стекла в витражах ратуши.

- Он, - выдохнула Оливия. Эти глаза она не забудет никогда. Изумрудно-зеленые, змеиные, холодные. Эти глаза - ее жуткий кошмар, ее страшный сон, ее болезненное наваждение. - Спасибо, ты мне очень помог. Держи, - девушка протянула Лэйну монету, - Заслужил.

Лэйн взял золотой и, заметив, что красивая мастрим собралась уходить, вдруг понял, что, пожалуй, больше никогда ее не увидит. Отчего-то на душе мальчика стало так паршиво, словно все бродячие коты Хелликии решили поскрестись по ней своими когтями. Охотница была доброй и щедрой, несмотря на весь свой суровый и важный вид, это Лэйн понял сразу. И глаза у нее были голубые, со вспыхивающими теплыми искорками внутри, как у мамы.

- А вы еще будете в наших краях? - робко поинтересовался парнишка.

- Не знаю, - пожала плечами Ли. - Скорее нет, чем да. А тебе зачем?

Лэйн грустно опустил голову, а потом, сам от себя не ожидая, попросил:

- А возьмите меня с собой? Я всегда мечтал стать охотником. Я ловкий. Я все могу делать. И за лошадьми ухаживать, и ножи точить, и даже похлебку варить.

Оливия с жалостью посмотрела на мальчишку. Будь она одна, возможно, и взяла бы его с собой, но Джедд ни за что в жизни не согласится таскать за собой такую обузу. Да и условия жизни у них походные: часто приходилось ночевать в лесу под открытым небом, а мальчику нужна крыша над головой, хотя, если подумать, то крыши у него и в городе не было. Один Всевидящий знает, где ему приходилось ночевать.

- Прости, Лэйн, но у меня уже есть напарник, и, боюсь, он не разрешит тебе поехать с нами.

Мальчик отвел глаза, стараясь показать, что он не сильно и расстроился, но на самом деле ему очень хотелось заплакать. Красивая мастрим была его шансом на другую жизнь: честную, полную приключений и отваги. А все, что ждало его в городе - это в конце концов стать таким же жуликом и пройдохой, как и все уличные босяки. Или что еще хуже - быть пойманным Гончими за кражу, высеченным на площади у ратуши, а затем посаженным в яму.

- Я просто спросил, - пожал плечами он. – Думал, вам помощник нужен.

Ли вытянула из кошеля еще один золотой и протянула парнишке.

- Держи, купи себе хорошую одежду. Может быть, кто-то возьмет тебя в подмастерья, если ты будешь выглядеть поприличнее.

Лэйн, конечно, с большим удовольствием пошел бы в подмастерья к охотнице, но от золотого отказываться не стал. Кто знает, может, и вправду, умойся он и приоденься - даже почтенный мастер Орвэс возьмет его в свою аптеку.

Когда мастрим ушла, Лэйн твердо решил, что завтра с утра пойдет к реке, вымоется хорошенько, а затем купит себе новые рубаху, ботинки и брюки, и отправится по базарным лавкам искать себе работу. Если кто-нибудь из торгашей возьмет его к себе зазывалой, то еда и кров ему обеспечены.

Бесцельно пошлявшись по городу, мальчик передумал откладывать покупку одежды до завтра. Компания крепыша Джага ему не нравилась, и если есть шанс избавиться от нее с самого утра, то этот шанс нужно обязательно использовать.

Спустя полчаса Лэйн нашел портниху, тетушку Зигу, которой матушка раньше стирала белье: он был уверен, что по старой памяти женщина продаст ему добротную одежду недорого и не обманет со сдачей. Считать Лэйн не умел, поэтому очень боялся, что кто-то ушлый отберет у него все деньги.

- А ты, часом, не украл его? - повертев в руках монетку, спросила швея.

- Что вы, тетушка Зига! - Лэйн клятвенно положил руку на сердце. - Клянусь, мне его одна добрая мастрим дала, чтобы меня на работу взяли. Укуси меня оса за язык, если вру!

- Ладно-ладно, верю, - улыбнулась женщина. - Ты вот что, малыш, приходи к вечеру и денежку свою спрячь. Она тебе еще пригодится. У меня лоскутов много осталось, пошью я тебе одежку. Добрую одежку пошью. Как увидят тебя - сразу захотят в работники такого красавчика взять.

Портниха сдержала свое слово. Когда Лэйн пришел к ней вечером, на столе лежали темные штаны, жилетка из серого сукна, с гладкими костяными пуговками, и светлая льняная рубаха. Да в таком наряде ему не то что в зазывалы, а в приличный дом посыльным можно было устроиться. Женщина завернула вещи в кусок ткани, и мальчишка, весело насвистывая, пошагал к реке. Там, на дереве, уже были припрятаны новенькие, поскрипывающие при ходьбе ботинки, купленные за целый серебренник. Лейна распирало от гордости, он представлял себе, с какой завистью будет смотреть на него уличная шпана, когда он найдет себе работу и будет важно ходить по городу. Пожалуй, он с ними даже здороваться не будет, зачем ему знаться со всякой шантрапой. Тщательно вымывшись в реке, мальчик залез на дерево и, привязав себя покрепче веревкой к веткам, чтобы не свалиться ночью, уснул спокойным и безмятежным сном.

Его разбудило тихое лошадиное ржание. Лэйн спросонья не понял, откуда в лесу возле реки могла взяться кобыла. Протерев глаза, мальчик настороженно замер, заметив в предрассветных сумерках приближающегося к берегу всадника. Каково же было его удивление, когда незнакомый путник оказался той самой красивой мастрим, благодаря которой его унылая жизнь обещала так кардинально измениться.

Девушка одним ловким движением спрыгнула с лошади и, подведя ее к дереву, на котором сидел Лэйн, стала привязывать к стволу. Мальчишка, затаив дыхание, следил за тем, как охотница, что-то достав из седельной сумки, припрятала это в куртку. Холодная сталь тонкого, как игла, сая тускло сверкнула в редеющем утреннем тумане и исчезла за обшлагом рукава охотницы. Она, набросив на голову капюшон, тревожно огляделась по сторонам, а затем, запрокинув голову, пробежалась придирчивым взглядом по кронам деревьев. Лэйн испуганно вжался в ствол, опасаясь быть замеченным, но удача, кажется, по-прежнему была на его стороне: не обнаружив ничего подозрительного, спустя минуту мастрим сняла с пояса зазубренный нож, спрятала его за голенище сапога и торопливо двинулась в сторону города.

Когда стихли ее шаги, парнишка, быстро распустив веревки, захватил свои нехитрые пожитки и стал спускаться с дерева. Странное волнение охватило Лэйна: ему вдруг до чесоточного зуда захотелось знать, что собралась в такую рань делать в городе красивая мастрим, и почему она вела себя так, словно шла не на прогулку, а на охоту. Быстро переодевшись в новую одежду, мальчик несколько секунд помялся, стоит ли устраивать слежку за девушкой, но детское любопытство все же взяло верх, и, отбросив все сомнения, Лэйн потрусил следом по тропе, стараясь держаться на приличном расстоянии, чтобы охотница не заметила своего неожиданного преследователя.

****

Ли плохо спала ночью. Ей снова снился вечный кошмар - пустые, словно стеклянные, ярко-зеленые глаза смотрели на нее холодно и безразлично, им не было дела до ее отчаянной мольбы.

...Она тоже просила, - низкий глубокий голос эхом звучал в голове, глухой, леденящей душу дробью отдаваясь во всем теле. Этот голос всегда заставлял просыпаться в холодном поту, а потом долго ловить губами воздух, наполняя им горящие огнем легкие. Она не забыла звук его голоса. Она узнала бы его из тысячи. Сколько бы ни прошло лет...

Неслышно поднявшись с постели, чтобы не разбудить спящего Джедда, Оливия сняла со стула куртку, взяла в руки сапоги и на цыпочках покинула комнату.

Лошадь она приготовила с вечера, зная, что обязательно должна проснуться раньше Джедда и уехать засветло, чтобы он не увидел, что она вовсе не собиралась охотиться и везти в город оленя. Она должна была попасть в храм до рассвета, пока туда не пришли Гончие и не оцепили дорогу, ожидая приезда высокородного оллинга.

- Скоро все закончится, Кора, - Ли потрепала лошадь за холку и непроизвольно коснулась рукой плеча, там, где под тканью одежд на коже светилась ненавистная метка. Еще немного... Всего несколько часов, и уродующая ее душу и тело связь оборвется, и, возможно, тогда она действительно все сможет забыть и жить дальше, не оглядываясь назад, как учил ее Джедд. Рвано выдохнув, охотница вскочила на лошадь и ветром помчалась в сторону города.
Не доезжая до Хелликии милю, она привязала Кору у дерева возле реки и почти бегом последовала в сторону горы-дракона. В мучнисто-сером утреннем воздухе тонкая фигурка Оливии казалась таинственной крадущейся тенью, бесшумно двигавшейся по пустынным улицам. Подозрительные звуки и шорохи заставляли девушку остро напрягать зрение и слух, всматриваясь в очертания домов, а когда из-за угла выбегала бродячая собака или кошка - облегченно вздохнув, следовать по намеченному маршруту дальше. На выходе из города Ли сошла с основной дороги и сделала длинный крюк, чтобы дежуривший в храме смотритель не смог заметить ее приближение издали.

Карабкаясь по каменным выступам горы, охотница улыбалась, вспоминая, сколько сил и времени она потратила на возможность легко преодолевать, казалось бы, непреодолимые препятствия. Содранные до костей руки, разбитые в кровь колени и страшные синяки, украшавшие ее тело - все было не зря. Теперь она это точно знала. Изнуряющие тренировки, холодные ночи под открытым небом, длинные переходы через перевалы и дремучие леса, сделавшие ее - хрупкую девчонку - сильной и выносливой, все эти испытания стоило пережить только ради одного этого мгновения.

Ли осторожно спустилась по драконьему хребту, оказавшись на голове каменного существа прямо над входом в храм. Из раскрытой пасти исходило тусклое свечение от горевшего внутри ночника, свидетельствуя о том, что смотритель в данный момент находится именно там. Охотница нащупала рукой небольшой отколовшийся осколок и, зашвырнув его в сторону гранитных ступеней, присела, приготовившись к прыжку. Стук скачущего по лестнице камушка звонкой дробью зазвучал в абсолютной тишине и рассеялся в холодном утреннем воздухе. Послышались торопливые шаркающие шаги, а вскоре у входа появилась закутанная в плащ фигура ночного стража с высоко поднятым над головой фонарем. Мужчина сделал несколько шагов вперед и, выставив перед собой меч, стал спускаться по лестнице, громко спрашивая:

- Кто здесь?

Неуловимо быстро Ли, совершив в воздухе сальто, спрыгнула на землю. За доли секунды девушка преодолела расстояние, отделявшее ее от входа в храм, и, юркнув между колонн-зубов, оказалась внутри. Когда смотритель вернулся, охотница уже сидела в каменной нише, подтянув к груди колени и прижавшись спиной к стене. Судя по звукам, охранник совершил круг почета по каменной пасти, а спустя несколько минут под ее сводами зазвучал рокочущий мужской храп. Оливия усмехнулась и, умостившись поудобнее, смежив веки, тоже провалилась в короткий сон. Если верить услышанному от Гончих и тому, что сказал мальчишка, оллинг прибудет сюда не раньше полудня, а до того времени у нее есть возможность выспаться и приготовься к самому главному испытанию в своей жизни.

Оливия, столько раз стреляя из арбалета и метая залтак, безошибочно попадала в цель только потому, что видела на ее месте аххадийскую мразь. Она могла бесконечно выпускать стрелы, и каждый раз, раскалывая предыдущую, попадать в одну и ту же точку. Но одно дело было стрелять в чучело, набитое песком, и совсем другое - в человека. Правда, охотиться на животных тоже поначалу было сложно, и если бы не случай с напавшим на нее медведем, возможно, Ли так и не смогла бы переступить через свой страх убить живое существо. Оливия до сих пор помнила мягкий чавкающий звук от входящего в грузное тело медведя охотничьего ножа. Тяжелая туша придавила ее к земле, и ослабленная борьбой девушка так и не смогла сбросить ее с себя. Когда подоспел Джедд, одежда охотницы пропиталась густой медвежьей кровью, и от ее сладковатого запаха Ли едва не выворачивало на изнанку.

- Ты убила его с одного удара, попала ему в самое сердце, - прижимая ее к себе, восторженно шептал Джедд. - Моя храбрая, сильная девочка, ты одна смогла справиться с каруком!

Это позже Ли узнала, что каруком называли хозяина медведей, злобного и хищного вожака, в одиночной схватке с которым не выживал практически никто. С того момента что-то словно переключилось в сознании Оливии и, охотившись, она больше не испытывала страха, она видела лишь цель, и ее верная стрела или нож всегда эту цель настигали.

- Ты всего лишь еще одна цель,- уговаривала себя девушка, когда думала, что не сможет заставить себя воткнуть нож в холодное сердце твари, разрушившей ее жизнь. - Ты всего лишь цель!

Ли проспала до восхода, а потом периодически проваливалась в полудрему, пропуская мимо ушей гул голосов пришедших с самого утра в храм людей, но когда услышала громкие крики охраны, выгонявшие посетителей на улицу, мгновенно стряхнула с себя остатки сна и, покинув своё убежище, спряталась за колонной. Просидев на полу около часа, Оливия уже было отчаялась и стала думать, что в храм сегодня никто не придет, что, возможно, оллинга задержали какие-то неотложные дела… Расстроенная девушка мучительно соображала, что же теперь такого придумать, чтобы уговорить Джедда задержаться здесь еще на пару дней. Неожиданно с улицы послышался шум, голоса, лязг оружия, а затем под каменным сводом драконьей пасти зазвучал топот торопливых шагов.

Оливия узнала его сразу, как только высокая широкоплечая фигура мужчины возникла на фоне залитого светом проема. Еще не видя его лица, она уже представляла, каким будет его выражение - ледяная застывшая маска, бесчувственная и безучастная.

- Капитан, вы и ваши люди остаетесь на улице, - низкий, тягучий голос зашелестел в пустоте храма, словно летучая мышь, и сердце Оливии испугано дрогнуло. - Здесь, вместе со мной, будут находиться только мои воины.

- Как прикажете, Ваше Высочество.

- Леди Эйлин, не бойтесь. Обещаю, что каменное чудище вас не съест, - возглас герцога снова нарушил тишину в храме, и Ли с удивлением обнаружила нерешительно мнущуюся на входе в пасть изящную женскую фигуру.

- Касс, неужто так обязательно было привозить меня в это жуткое место? - девушка вытянула вперед дрожащую ладонь, и герцог услужливо положил ее на свою согнутую в локте руку.

- Эйлин, это древняя традиция рода, - пара медленно прошествовала мимо затаившейся за колонной Оливии. - Как ни прискорбно вам сообщать, но без этой процедуры я не могу взять вас в жены.

- А это не страшно? - девушка схватилась второй рукой за локоть герцога, прижимаясь к нему всем телом, и Оливию передернуло от омерзения. Неужели этой незнакомке нравится такая тесная близость с мерзкой тварью? Хотя если Ли не подвел слух, то эта дурочка еще и замуж за него собралась.

- Нет, дорогая, это не страшно. Все, что вам нужно сделать - это просто постоять рядом со мной несколько минут, - герцог остановился у горла дракона и развернул благородную шейну к себе лицом.

- О, Кассэль, рядом с вами я готова стоять хоть всю оставшуюся жизнь, - приторно-медовые интонации сладкой патокой разлились в красноватом полумраке.

Оливия гадливо скривилась, а затем осторожно выглянула из укрытия, пытаясь понять, что эти двое будут делать дальше.

Мужчина стоял на том самом месте, где охотницу вчера настиг драконий огонь. Ли, зло усмехнувшись, мысленно пожелала, чтобы каменное чудовище харкнуло огненной струей, превратив ненавистного оллинга в обугленную черную головешку, и ей не пришлось марать об него свои руки, но вместо этого дальше стало происходить что-то странное.

Герцог, запрокинув голову, подался вперед, и от мерцающего рдяными всполохами драконьего язычка вязко отделилась огненная капля. Она ненадолго зависла в воздухе, а затем, словно выделившаяся слюна, мягко шлепнулась в раскрытую ладонь оллинга. Капля обернулась тонким языком пламени и, ярко вспыхнув, осветила суровое лицо герцога пурпурными отблесками. Мужчина осторожно взял за руку пришедшую с ним девушку, заворожено следившую за происходящим, и вложил в ее ладонь слегка подрагивающий, словно живой, огненный лепесток. Он волнообразно колыхнулся, как свеча на ветру, а затем мгновенно погас, будто внезапно ворвавшийся в помещение сквозняк решил загасить его, посчитав, что он своим светом попирает священный полумрак храма. Тяжелый мужской вздох нарушил густую тишину.

- Что-то не так, Касс? - шейна растерянно посмотрела в мрачное лицо застывшего каменным колоссом герцога.

- Все не так, Эйлин, - криво усмехнулся мужчина. - Опять мимо, - герцог резко дернул оторопевшую шейну и, отбросив прочь светские манеры, грубо потащил ее к выходу.

- Кассель дель Орэн! - взвизгнула упирающаяся дама. - Потрудитесь объяснить, что происходит?

- Вы отправляетесь домой, леди Эйлин, - рявкнул герцог, игнорируя истеричные женские вопли.

Девушка крутанулась, пытаясь вырваться из его жесткого захвата, и, запутавшись в широких юбках, неуклюже свалилась на пол.

- Что это? - испуганно прошептала она, ткнув пальцем куда-то за спину нависшего над ней герцога.

Мужчина резко развернулся и хищно уставился на плывущий по воздуху огонек. Взгляд герцога стал напряженно метаться по окружающему пространству, и охотница быстро спряталась за колонну, мгновенно опустив в ладонь верный сай. Она так и не смогла понять, что произошло, когда перед ее глазами ярко полыхнуло алым. На уровне лица Оливии, покачиваясь и вздрагивая, отбрасывая на стены шевелящиеся тени, завис огненный лепесток. Ли дернула рукой, пытаясь прогнать его, как назойливую муху, но едва коснулась пламени пальцами, как оно стало распадаться на части. Это было похоже на волшебный распускающийся бутон. Сначала раскрылся один лепесток, за ним еще один, потом еще, и...

Переливаясь всеми оттенками красного, в воздухе пылал огненный цветок, озаряя мрачные камни теплым искрящимся светом.

- Винн эль корро, - хрипло раздалось над ухом ошеломленной Оливии. Она вздрогнула, узнав голос и обнаружив стоящего рядом с ней мужчину. - Винн эль корро, - снова повторил он. Жесткий подбородок дрогнул, четко очерченные губы приоткрылись, растягиваясь в счастливой улыбке, и в зеленых глазах отразилось дрожащее пламя. Он резко сдернул с головы Оливии капюшон, и улыбка медленно схлынула с его лица, как ползущая по крепостной стене серая тень.

- Ты!? - лицо мужчины исказила жуткая гримаса.

- Я, - злорадно усмехнулась Оливия, молниеносно вонзая в его сердце смертоносный сай.

Клинок повис в воздухе в дюйме от груди герцога, как будто наткнулся на невидимую стену. Охотница вскинула руку, нанося еще один удар, и... Ничего. Сай отказывался разить цель. Широко распахнутыми глазами Ли смотрела в ненавистное лицо, и ее стала охватывать паника. Он не двигался - молча и пристально смотрел на Оливию, казалось, до конца не веря тому, что происходит. В холодных зеленых глазах играло танцующее пламя, и там, за обманчивым штилем его спокойствия, зарождался огненный шторм. Четким движением он выбил из ладони Ли сай и, схватив за кисть, потянул на себя.

- Как ты здесь оказалась? - леденящий душу голос морозом заскользил по мгновенно вспотевшей спине. Ветер его дыхания коснулся кожи лица Оливии, и ей показалось, что время повернулось вспять, возвращая ее на три года назад. Страх снова выполз из пустоты, являя ей свой безобразный облик, в легких стало не хватать воздуха, а зубы свело судорогой.

…«Посмотри в глаза своему страху, и он потеряет над тобой власть».

Слова Джедда всплыли в памяти Ли, и она, вскинув голову, посмотрела в глаза своему вечному кошмару.

Спокойно.

Отстраненно.

Без всяких эмоций.

Она больше не та слабая девочка. Никогда и никому она больше не позволит себя обижать.

Резко запрокинув голову, охотница со всей силы ударила лбом герцога в лицо.

Мужчина взвыл, хватаясь за разбитые губы, и этого мгновения Оливии хватило, чтобы вытащить из сапога залтак и ринуться к выходу.

- Задержать! - послышался за ее спиной рев дель Орэна.

Наперерез охотнице кинулось пять человек стражи с заряженными арбалетами и выставленными вперед мечами. Не сбавляя хода, Ли, отбив меч, запрыгнула на одного из бегущих на нее воинов и, обхватив его ногами, в полете заехала рукояткой залтака ему по голове. Мужчина рухнул на пол, как подкошенный, а Ли, сгруппировавшись, кувыркнулась и, встав на одно колено, уколола следующего за ним охранника ножом в бедро.

Рядом с ухом Оливии просвистел арбалетный болт. Ударившись о камни, он высек сноп искр.

- Не стрелять! - Ли показалось, что от дикого, нечеловеческого крика герцога задрожали стены. С разворота она въехала локтем сначала в живот, потом в лицо оказавшегося за ее спиной парня.

Ли стала похожа на смерч, несущийся без остановки и сбивающий все на своем пути. Вылетев из храма, она на бегу врезала кулаком в морду стоявшего на верхней ступени капитана королевских Гончих. Мужчина, потеряв равновесие, кубарем покатился по лестнице, сбив собой спешащих за ним стражей. Ловко перепрыгнув через образовавшуюся людскую кучу, охотница помчалась в сторону площади, заметив там стоявших лошадей.

Черного, как тьма, скакуна изо всех сил пытались удержать два человека. Конь вставал на дыбы, бил копытами и яростно мотал головой, пытаясь избавиться от повисшей на поводьях обузы. Не задумываясь, Оливия, в одно касание запрыгнула на мятежное животное и, оттолкнув ногой удерживавших его мужчин, дернула поводья.

- Вперед, мальчик! - Ли прижалась всем телом к корпусу нетерпеливо вздрагивающего коня, и он, сорвавшись с места, полетел, как отпущенная стрела.

- Стой! Убьешься! - окрик герцога так неожиданно прозвучал где-то совсем рядом.

Ли оглянулась на скаку, заметив, что дель Орэн преследует ее на мчащейся во весь опор лошади.

- Вот же, тварь! - в сердцах сплюнула охотница. Ловко извернувшись, она метнула в преследователя залтак. Нож плашмя саданул его кобылу в лоб, и она с громким ржанием завалилась на бок, придавив собой грязно ругающегося герцога.

Ударив пятками по бокам своего скакуна, Оливия неслась по дороге в сторону города. Конь мчался с нереальной скоростью, и только благодаря этому девушке удалось оторваться от следовавших за ней Гончих на приличное расстояние. Ли въехала в город и поняла, что двигаться дальше так быстро, как раньше, по заполненным людьми улицам она не сможет. Остановив жеребца, охотница спрыгнула на землю. Потрепав животное за холку, Оливия благодарно поцеловала его в морду. Конь негромко фыркнул, тряхнув черной гривой.

- Ты красавчик, - улыбнулась Ли, потом, заметив торчащий из седельной сумки меч, радостно потянула его на себя. - Скажешь своему хозяину, что я у него одолжила. Ну, беги обратно, - девушка хлопнула коня по крупу, и он резво потрусил в обратную сторону.

- Мастрим! Сюда! - звонкий голосок Лэйна вынырнул из монотонного гула улицы, заставив Оливию обернуться на звук.

Мальчишка стоял за углом следующего дома и яростно махал ей рукой, призывая к себе.

Пристегнув к поясу вместо потерянного залтака меч, охотница, ловко лавируя между хаотично движущимися прохожими, ринулась навстречу Лэйну.

Парнишка, схватив ее за руку, втащил в узкий проулок за углом. Пробежав пару эртов, он упал на живот и, как кошка, пролез в широкую щель под высоким деревянным ограждением.

- Быстрее, мастрим, - мальчик вытянул из-под зазора ладошку, и Ли, недолго раздумывая, опустилась на землю и поползла следом. По ту сторону забора оказался задний двор трех тесно примыкающих друг к другу домов, к стене одного из которых была приставлена лестница.

- Куда дальше? - Оливия остановилась в нерешительности, разглядывая замкнутое пространство.

- По улицам нельзя, - Лэйн кинулся к лестнице. - Уйдем поверху. Капитан Дрокк использовал икту призыва, - мальчишка, вскинув руку, указал пальцем куда-то вдаль над головой Оливии. Проследив за ним взглядом, она заметила красный пульсирующий символ тревоги, зависший высоко в небе. - Через несколько минут весь город будет заполнен Гончими.

Лэйн стал быстро карабкаться по лестнице, а спустя мгновение уже бежал по крышам, показывая Оливии дорогу.

Ли резко оглянулась, на ходу оценивая обстановку. За ней организовали не просто погоню: со всех сторон по улицам в сторону Храма Огня мчались разрозненные отряды Гончих, расталкивая и сбивая с ног попадающих им на пути горожан. Задерживаться и выискивать в толпе взглядом того, от кого она так отчаянно бежала, Ли не стала. Доверившись своему новоиспеченному помощнику, она мчалась за ним, перепрыгивая с крыши на крышу, не задумываясь над тем, куда он ее ведет.
Лэйн внезапно остановился на краю карниза и, отдышавшись, кивнул головой вниз.

С высоты городских крыш базарная площадь была видна, как на ладони. Время перевалило далеко за полдень, и убывающий рынок, как разворошенный пчелиный улей, суетливо шевелился, расползаясь во все стороны. Торгаши быстро собирали свои торговые точки. Полупустые крытые фуры и телеги, запряженные лошадьми, медленно двигались по мощеным булыжником дорогам, подпрыгивая и грохоча на выступах и ухабах.

- Прыгаем, - бросил Оливии Лэйн, когда внизу оказалась заваленная сеном телега. Мальчик сорвался с высоты, по-птичьи взмахнув руками, и Ли, сделав шаг вперед, мягко шлепнулась на душистую кучу, а затем, повторив действия Лэйна, полностью зарылась в сено.

- Куда мы? - тихо спросила она следившего за происходящим сквозь прорехи в стоге парнишку.

- Сено обычно в это время везут в конюшни Гончих, - торопливо зашептал Лэйн. - Сейчас дорога будет проходить через площадь, и мы сможем перелезть в фуру кого-нибудь из заезжих крестьян, возвращающихся домой.

Спустя несколько минут телега со скрипом остановилась, завернув за угол. Лэйн дернул Оливию за рукав куртки, призывая приготовиться. Мальчишка перегнулся через бортик и шлепнулся на землю, как разбросавшая лапы лягушка. Спрыгнувшая следом охотница подняла его за шкирку и волоком потащила к перегородившим дорогу фурам.

- В эту! - не задумываясь, пискнул Лэйн, задирая край прикрывающей телегу холстины.

Ли молниеносно запрыгнула внутрь повозки и, подав мальчишке руку, втянула его следом.

- Это фура Глайка, - переводя дух, поведал Лэйн.

- Он на рынок каждый день картошку возит. Его ферма в пяти милях на юг от Хелликии. Стража его выпустит, не проверяя.

- А ты молодец, - улыбнулась Оливия. Заметив пустые мешки, она кинула один Лэйну. - Залазь внутрь. Проверять будут всех, это я тебе гарантирую. А так сойдем за картошку, - весело хмыкнула она и, усевшись на пол, стала натягивать мешок на ноги.

Мальчик помялся несколько минут, сожалея, что так неосмотрительно надел новую одежду, и теперь после мешка из-под картошки она станет ужасно грязной, а потом, увидев, что красивая мастрим залезла в него с головой, махнул рукой и сделал то же самое.

- Стой! – Ли, затаив дыхание, прижалась к бортику, прислушиваясь к голосам, доносившимся с улицы. - Что везешь, Глайк?

- Да что я могу везти, капрал Айк, разве не знаете? - добродушный голос мужчины заискивающе любезно обратился к кому-то из остановивших фуру. - Картошку непроданную. Завтра опять приеду.

- Открой полог.
Сквозь мешковину пробился неяркий свет, и Ли поняла, что кто-то из стражи заглядывает внутрь.

- Пусто. Никого нет, - прозвучал громкий окрик. - Проезжай.

- Спасибо, капрал. Случилось что? - полюбопытствовал хозяин телеги.

- Не твоего ума дело, Глайк. Езжай себе дальше, - зло оборвал его стражник, и фермер, дернув поводья, медленно двинулся дальше, увозя беглецов все дальше и дальше от города.

Они покинули повозку только тогда, когда стены города скрылись за густым перелеском.

Юркнув в кусты, охотница и мальчишка быстро побежали в сторону реки, туда, где осталась стоять привязанной кобыла Оливии.

- Спасибо тебе, - Ли ласково взъерошила испачканные землей волосы Лэйна, отвязывая Кору и забираясь в седло.

- Да не за что, - парнишка осторожно погладил лошадь и, переминаясь с ноги на ногу, восторженно произнес:

- Я видел с крыши, как ты дралась. Ты врезала по морде капитану Дрокку, а он самый крутой Гончий!

- Ты что, следил за мной? - прищурилась Оливия.

- Извини, я не специально. Так вышло, - потупил взгляд Лэйн.

- Да не извиняйся, - хмыкнула Ли. - Это даже хорошо. Не знаю, как бы мне удалось выбраться из города без твоей помощи.

- А почему за тобой все гнались? - спросил мальчик.

- Тебе лучше не знать, - вздохнула Оливия, дернув поводья, и Лэйн неожиданно повис на них, умоляюще заглядывая девушке в лицо.

- Возьми меня с собой. Мне нельзя возвращаться в город. Если кто-то видел нас вместе, меня поймают и засекут до смерти у ратуши.

Ли посмотрела в наполняющиеся слезами глаза мальчика, и сердце предательски дрогнуло. Не могла она ответить черной неблагодарностью и равнодушным безучастием тому, кто только что спас ей жизнь. Протянув руку, охотница подхватила опешившего от неожиданности Лэйна, забросив его в седло впереди себя.

- Только когда я буду разговаривать с Джеддом, сиди молча и рта не раскрывай. Понял?

Лэйн, зачарованно глядя на мастрим, сцепил губы так, что они побелели, и согласно кивнул головой. Охотница пронзительно свистнула, и лошадь, резво ударив копытами о землю, перешла на быстрый галоп, стремительно удаляясь вглубь дремучего леса.

****

Кассель дель Орэн - наследный герцог Оттон, хозяин домена Лаварр, племенной эрл, первый из пяти великих, маршал, завоевавший Магриду Великому половину Аххадийской империи и заслуживший право сидеть в его присутствии - свирепо и ядовито смотрел вслед улепетывавшей от него девчонке, проклиная всех злых духов безликой тьмы. Сказать, что Касс был вне себя, значит не сказать ничего - он был в бешенстве.

Дохлый гоблин, она увела его Мрака! Злобный и неуправляемый жеребец, кусавший и лягавший всех, кроме своего хозяина, пошел за ней, как телок на привязи!? Как вообще такое могло произойти?! Она разбила ему лицо. Ему - Черному Ястребу, упоминание одного имени которого ввергало людей в трепет и дрожь. Тощая сопливая девчонка выбила его из седла и прилюдно унизила.

- Почему? - Касс закрыл глаза и, запрокинув голову к небу, глухо прорычал. - Почему?!

Она была жива! Всевидящий! Она была жива! Три долгих года... Три долбанных, проклятых года он горел в черном огне Эреба, видя по ночам ее глаза и обвиняя себя в ее смерти.

Он вернулся за ней...
Когда спала алая пелена гнева и ярости, вернулся... Зачем? Он и сам не знал. Как и не знал, за что так с ней поступил и почему не смог убить.

Ее безжизненно-бледное лицо стояло у него перед глазами, когда он покинул владения Райверена, напоив свой клинок кровавой яростью и утолив пожиравшую его душу жажду мести. Белокурая девочка смотрела на него отовсюду своим потерянным небесно-голубым взглядом, полосуя им сердце

Касса, словно ножом.
Смерть врага не вернула ему убитую Эорию, не облегчила его страдания, а безумие, что он учинил, не залечило жестокую рану в его душе. Стало еще хуже. Он развернул войско и едва не загнал лошадей, так спешил найти ее и забрать. А потом, стоя на краю обрыва, кричал от отчаяния и бессилия, когда нашел зацепившийся за выступ обрывок ее белого платья. Все эти годы он вымаливал у Всевидящего прощения, думая, что она бросилась в пропасть из-за него, а она была жива!

Оливия Торвуд была жива!
И Касс не знал, благодарить ли за это светлого Всевидящего или проклинать темного Эреба.

- Ваше Высочество, - капитан Дрокк спрыгнул с лошади, услужливо протягивая узду дель Орэну. - Мы поймаем посягнувшего на вашу жизнь. Это дело чести!

Касс мрачно ухмыльнулся, заметив заплывающий отеком глаз главы королевских Гончих, потом, осмыслив по его выражению лица, что сам выглядит не лучше, зло выругался, коснувшись пальцами разбитой кровоточащей губы.

- Посягнувшую, - бросил он в бледное лицо капитана. - Вас уделала девчонка! Что встали? Приказывайте немедленно оцепить город. Задерживать всех женщин с короткими светлыми волосами. И запомните: тому, кто тронет ее хоть пальцем, отрублю эти пальцы собственноручно, а вам - голову.

Герцог легко запрыгнул в седло и, смерив Гончего уничижительно-презрительным взглядом, поднял лошадь на дыбы и резко сорвался с места, стремительно направляясь в ту сторону, куда помчалась мятежная беглянка.

Гилмор Дрокк трясущейся рукой вытянул из-за пазухи амулет призыва, активируя икту. Алый пульсирующий знак тревоги сигнальным маяком вспыхнул над городом, и капитану, не знавшему доселе страха, он показался зловещим предзнаменованием собственной кончины, кровавой петлей повисшей в ясном небе Хеликкии: Черный Ястреб не бросал слов на ветер - головы можно было лишиться быстро и практически безболезненно.

****

Кассель остановился посреди улицы, заметив неторопливо трусившего в его сторону Мрака. Спрыгнув на землю, он негромко свистнул, и жеребец, крутанув хвостом, ускорил шаг, а затем, добравшись до хозяина, резво встряхнулся, радостно ткнувшись мордой ему в грудь.

- Изменник, - потрепав его за гриву, сердито буркнул дель Орэн. Конь тихо заржал и, не мигая, уставился на него влажными, черными, как ночь, глазами.

- Ладно, спасибо, что не сбросил, - не выдержав пристального взгляда животного, пошел на попятную Касс. - Но лучше б ты не дал ей уйти. Кстати, куда она побежала? Покажешь? - Мрак отрицательно мотнул головой, раздраженно ударив по брусчатке копытом. – Так, значит? - вызверился дель Орэн. - Ты не верный конь, ты озабоченный кобель, - герцог запрыгнул в седло и привычно протянул руку к сумке с мечом. – А, что б тебя... Где мой Аргалеон?! - рявкнул Касс, начиная догадываться, кто увел древний священный клинок его рода. - Ну, попадешься ты мне!

Касс пытался успокоиться и утихомирить бушевавший внутри него гнев, но получалось из рук вон плохо. Мысли темнее грозовых туч проносились в голове мужчины, он проклинал Магрида, из-за прихоти которого так крепко влип, и себя за то, что позволил ему собой манипулировать.

Конец ознакомительного фрагмента



Copyright © 2016-2018 | Cнежная Александра | Все права защищены
E-mail: author@snezhnaya-aleksandra.ru